Из статьи С.Забелина

 

Русский кадетский корпус-лицей имени императора Николая II в Версале

фотографии из книги А.Маркова Кадеты и юнкера

см. также: В.Ротов. Воспоминания о родном корпусе.

                     Список директоров, воспитателей и преподавателей

Скромна и небогата была обстановка в Villiers le Bel, но родители, приезжавшие определить будущих кадет, поговорив с Директором и сразу почувствовав его безусловный авторитет, душевность и горячую любовь к детям, доверчиво отдавали в Корпус своих сыновей. Понемногу, общими усилиями здание было приспособлено для жизни молодого Корпуса.

1-го ноября 1930 года впервые съехались маленькие будущие кадеты.

"С мала ключика студена потекла река,

С невеличка зачиналася Москва",

говорил Генерал Римский-Корсаков при открытии Корпуса. Это изречение было написано в корпусной приемной.

И в самом деле, несмотря на большие материальные затруднения, на тяжелые препятствия, на многие разочарования, жизнь молодого Корпуса понемногу налаживалась и внешне и внутренне. Внутри росла и крепла прочная духовная спайка. "Кадеты должны чувствовать любовь к себе, чтобы полюбить Корпус",- говорил Генерал Римский-Корсаков, -" а через Корпус они узнают и полюбят Россию".

Дети были окружены заботой и любовью, проявлявшейся решительно во всех мелочах корпусной повседневной жизни. На глубоком уважении кадет к Директору, на признании исключительного обаяния его личности, было основано громадное нравственное влияние Генерала Римского-Корсакова. Прочно закладывал он в молодые отзывчивые сердца любовь к России. Он сам преподавал русский язык, историю и географию России. В свободное время он читал кадетам произведения лучших русских писателей, и далекая, так мало известная эмигрантским детям, Россия постепенно становилась им близкой и родной. Кадетский девиз: "За Веру, Царя и Отечество" прочно усваивался кадетами Корпуса Императора Николая II. Маленькие кадеты имели счастье видеть в Корпусе представителей Российского Императорского Дома: Его Императорское Высочество Великого Князя Кирилла Владимировича с малолетним тогда сыном, Владимиром Кирилловичем, Их Высочества   Князей - Гавриила Константиновича и Никиту Александровича.

В Николин день, 6-го декабря, было установлено праздновать Корпусной праздник.

Жизнь Корпуса выдвигала очередные потребности и задания. Росли кадеты, открывались новые классы, классы немногочисленные (10-15 человек), что давало возможность почти индивидуально заниматься с учениками. Прибавлялся педагогический персонал, пополнялись учебные пособия, был создан физический кабинет. На все приходилось изыскивать средства. Шла незаметная, но нужная, ответственная работа.

Трудна жизнь русской эмиграции. Материальные затруднения родителей кадет тяжело отзывались на бюджете Корпуса, не располагавшем и не располагающем другими регулярными средствами, как плата за детей. Корпус продолжал упорно бороться за существование.

1935 г. - знаменательный год в жизни Корпуса. Его Императорское Высочество Князь Гавриил Константинович, всегда проявлявший живой интерес к жизни Корпуса, унаследовав от своего Августейшего Отца - Великого Князя Константина Константиновича - любовь к русской молодежи, стал Шефом старшего, в то время 5-го, класса.

Принятием Шефства Его Имп. Высочеством Князем Гавриилом Константиновичем устанавливается живая связь между представителем Российского Дома и кадетами Корпуса императора Николая II.

В 1935-м же году Корпусу было даровано Ее Импер. Высочеством Великой Княгиней Анастасией Николаевной Знамя Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, переданное Генералом Врангелем Е. И. В. Вел. Князю Николаю Николаевичу и хранившееся после кончины В. Князя у его Супруги. 22-го декабря 1935 года состоялось в Корпусе торжественное освящение Знамени. Молодой Корпус еще теснее приобщается духовно к Российской Славной Императорской Армии. Старшие кадеты ясно сознают, какие моральные обязательства налагает на них дарование Святыни-Знамени.

В последних строчках стихотворения, написанного ко дню юбилея Генерала Миллера Радищевым, кадетом 1-го выпуска, ясно выражены кадетские чувства:  

 

"Наследье приняли мы,

Принимая Знамя!

Бог, Царь и Родина!

Он жив Завет Отцов.

Горит в сердцах кадет

Любви к России пламя,

Мы - смена юная Вас,

Доблестных бойцов."  

 

Весной 1937 г. состоялся первый выпуск Корпуса Императора Николая II. В конце июня 1937 г. кадеты Корпуса Императора Николая II впервые были представлены на испытания "Baccalaureat" при Сорбонне.

"Диплом у нас французский,

А дух глубоко русский"...

шутливо определяют они сами достигнутые ими в Корпусе результаты. Все выпустившиеся кадеты стремятся закончить и высшее образование. Это будущие культурные силы России. Благодаря национальному воспитанию, они не утеряли духовной связи с Родиной, они  русские не только по имени.

1937 г. - трудный год для Корпуса. В течение лета этого года Корпус, по требованию владельца дома, г. Вонсяцкого, должен был освободить предоставленное ему помещение в Villiers le Bel . Перед Корпусом встала тяжелая задача - найти подходящий дом, и, главное, необходимые средства для переезда и устройства на новом месте. Чтобы помочь Корпусу, Княгиня Антонина Рафаиловна со своей обычной отзывчивостью устроила в его пользу весенний бал. Генерал Миллер, стремясь сохранить Корпус, обратился за помощью к капитану Сергиевскому, известному русскому патриоту и благотворителю, проживающему в Америке. В начале июля Сергиевский прибыл в Париж на выставку, и Генерал Миллер привез его в Корпус. Капитан Сергиевский - сам бывший кадет, и Корпус многое сказал его кадетскому сердцу. С живым сочувствием отнесся он к нуждам Корпуса и взял на себя оплату переезда и ремонта нового помещения, найденного в Версале. Дорого яичко ко Христову Дню! Сохранив Корпус своим щедрым даром, капитан Сергиевский поддержал русское начинание, в котором нет мишурного блеска, но которое, может быть, скажется сильнее своими последствиями, чем многие факты, трактуемые ныне, как подвиги. В конце июля 1937 г. Корпус переехал в нанятое им помещение.

Началась работа по устройству Корпуса в Версале. Мало помалу снятая вилла приняла вид русского учебного заведения. Затем первый учебный год на новом месте. Переселение Корпуса в Версаль дает возможность приглашать преподавателей местных лицеев. Этим устраняются затруднения, связанные в Villiers le Bel с приездами преподавателей из Парижа и облегчается постановка учебного дела.

18 июня 1938 года традиционный весенний праздник. Собравшиеся гости любуются новым помещением Корпуса и чудным садом, утопающим в розах. Этот день ознаменовывается счастливым для Корпуса событием. Горячо любимый Шеф старшего класса Корпуса становится, по воле Главы Российского Императорского Дома, Его И. В. Великого Князя Кирилла Владимировича, Шефом всего Корпуса.

Дальнейшую историю корпуса проследим по докладу Георгия Шидловского, прочитанного им на 14-м съезде зарубежных кадет в сентябре 1994 года.

Французские власти не разрешали на своей территории иностранных учебных заведений, тем более военных. По этой причине корпус во внешних своих отношениях именовался "Лицеем Императора Николая II". Из этих же соображений кадеты носили форму только в пределах корпуса. На улицах и в общественных местах одевались в штатское. Обстановка переменилась во время немецкой оккупации, во время которой кадеты не только ходили в одиночку в форме, но и строем, к вящему удивлению населения, которое не могло понять, кто они такие.

Корпус испытывал постоянные финансовые затруднения, поэтому долгие годы не удавалось одеть всех кадет в одинаковую форму. Эта цель была достигнута только в 1940 году. Фуражки имели красный околыш и самодельные кокарды, гимнастерки были защитного цвета, пояса без блях (их негде было достать); черные брюки и черные ботинки завершали наряд кадета. В теплое время года носили белые гимнастерки.

В рядах корпуса за 34 года его существования побывало по приблизительным подсчетам около 350 учащихся, из этого числа около 150 окончили корпус с аттестатами.

К 1957 году корпус не мог покрыть всех расходов по содержанию корпуса, не хватало средств платить за здание, в котором помещался корпус. Искали другое помещение, и пришлось переехать в Диепп, на берегу Ла-Манша. Это было далеко от Парижа, от русской колонии, и количество кадет резко снизилось, а с этим и вклады от родителей. Организации, которые раньше помогали, не в состоянии были продолжать помощь. Русская колония уменьшалась в числе, одни умирали, другие переезжали за океан, более молодое поколение Кадетским корпусом не интересовалось. Настал неизбежный день: в 1964 г. корпус был закрыт.