Краткая история

Первого  Кадетского Корпуса

составленная бывшим воспитанником оного Корпуса Александров Висковатовым

 

Санкт-Петербург

Печатано в Военной Типографии Главного Штаба Его Императорского Величества

1832


IX. Указ Правительствующему Сенату, об учреждении Кадетского Корпуса

X. Указ о поручении Сухопутного Кадетского Корпуса генерал - поручику Шувалову     


 

I. Учреждение Первого Кадетского Корпуса и перемены в оном, последовавшие с 1732 по 1832-й год

 

К незабвенным памятникам попечительности Российских монархов о благе вверенной им Империи, принадлежит учреждение Первого Кадетского Корпуса. Россия, преобразованная, распространенная и поставленная наряду первостепенных государств Европы Императором Петром Великим, хотя и имела при кончине его многочисленные благоустроенные и приобыкшие к победам войска, но нуждалась в сведущих офицерах из природных россиян. Большая часть полководцев и генералов, образовавшихся в Потешных ротах Петра и усовершивших себя в продолжение четверти века беспрерывных побед, или последовали за бессмертным своим благодетелем, или предшествовали ему.

 

При воцарении Императрицы Анны Иоанновны, почти все почетные должности в армии и вообще по военному ведомству занимали иноземцы: ибо не многие из природных русских дворян приобрели необходимые для того дознания: одни но неимению способов, другие по закоренелой привязанности к старинным предрассудкам и обычаям , препятствовавшим просвещению.

Предпочтение, какое оказывалось в военной службе иностранцам, -  предпочтение, в то время необходимое, оскорбляло самолюбие россиян, ибо преграждало им пути к возвышению. Не было заведения, где бы они могли образовать себя; но не прошло десяти лет от кончины Петра Великого, как недостаток сей уже бы исправлен, по внушению знаменитого полководца и министра, благонамеренного иностранца, служившего России с честью и пользою при восьми монархах.

Фельдмаршал Граф Миних, вступивший в российскую службу еще при Императоре Петре I и достигший личными заслугами первейших степеней в государстве, оставил бы по себе незабвенное имя уже тем, что был основателем Первого Кадетского Корпуса. Удостоенный высокой доверенности Императрицы Анны Иоанновны, он в самом начале царствования сей Государыни, в бытность ее в Москве, после празднества коронации, убедил ее исправишь упомянутый недостаток, важный тем, что российские дворяне в собственном своем Отечестве не предвидели для себя блистательного поприща и невольно уступали первенство чужестранцам. По представлению графа Миниха о необходимости учредишь заведение, которое бы доставляло армии сведущих офицеров, Императрица указом 29 июля 1731 гора повелела основать оное, под названием Кадетского Корпуса, для 150 дворян российских и 50 эстляндских и лифляндских.

В том же году 18 ноября состоялся Регламент Корпуса, по которому

кадеты были разделены на две роты в каждой 100 человек в том числе прапорщик, подпрапорщик, 4 капрала и 15 гренадер и

обучались следующим предметам: Закону Божию; языкам российскому, немецкому, французскому и латинскому; географии, истории, математике (арифметике, алгебре, геометрии, тригонометрии, астрономии и механике), физике, военным наукам (артиллерии и фортификации), архитектуре, чистописанию, рисованию и фехтовальному искусству. Сверх сего, смотря по способностям, полагалось обучать некоторых кадет юриспруденции и музыке, вольтижированию и верховой езде (сей последней обучались 50 человек, в том числе один офицер, и потому назывались Конными кадетами).

Главное начальство над Корпусом было поручено виновнику его учреждения, графу Миниху, а Директором или Подполковником оного назначен генерал - майор барон фон Люберас, знаменитый строитель канала Петра Великого в Кронштадте. К командованию 1-ю ротою определен инженер-майор Де-Гонон, 2-ю капитан Де-Бодан, а в помощь к ним капитан - поручики Де-Бонг и фон Варшенберг.

На ходовое содержание Корпуса полагалось 33.846 р., и сверх сего на первое обзаведение оного отпущено Миниху 15 тысяч руб.

Для помещения кадет Императрица назначила в С. Петербурге на Преображенском (ныне Васильевском) острове большой каменный дом, с садом и службами, принадлежавший первоначально знаменитому любимцу Петра Великого князю Меньшикову, по падении же его отданный вице-канцлеру графу Остерману, который в замен за сие получил почти все место и строения, заключавшиеся на Адмиралтейской стороне между Петровскою площадью, набережною Большой Невы и каналами Крюковым и Адмиралтейским.

Место, пожалованное Кадетскому Корпусу, занимало тогда, как и теперь, все пространство между Большою Невою, зданием Двенадцати Коллегий, Малою Невою и каналом, бывшим между 1-ю и Кадетскою линиями, исключая небольшого участка земли, где ныне построены частные дома между Малою Невою и Загибениным переулком. Окружность оного имела до двух с половиною верст.

Каменное строение простиралось только по набережной Большой Невы и до сего времени почти не измелило своего наружного вида. Внутри находилось несколько каменных флигелей, в том числе, нынешняя Евангелическая церковь, и несколько отдельных деревянных строений, из которых в одном помещалась Греко-российская церковь во имя Воскресения Христова. Все остальное место, вплоть до переулка и Малой Невы занимал сад.

Дом, отданный под Кадетский Корпус, находился в совершенном запустении. Почти все комнаты были обращены в кладовые, принадлежавшие разным чиновникам Коллегии Иностранных Дел, и очищение оных производилось с такою медленностью, что совершенное принятие дома в корпусное ведомство, начатое в декабре 1731 года, окончилось не прежде октября 1732. В течение сего времени пожалована Корпусу для содержания экономии состоящая в С. Петербургской губернии Восковицкая мыза с приписными к оной 715 душами обоего пола.

По определении таким образом числа кадет и прочих чинов, учебных предметов, содержания и места для помещения Корпуса чрез день по подписании Регламента (20 ноября 1751) обнародован указ о приглашении дворянских детей записываться в Кадетский Корпус:

в Москве - у Дежурного генерал - адъютанта,

в Санкт-Петербурге - у графа Миниха,

в Лифляндии и Эстляндии -  у губернаторов.

При сем случае Императрица назначила сама в кадеты 12 пажей незадолго пред тем скончавшихся Царицы Евдокии Феодоровны и Царевны Параскевии Иоанновны.

4 Декабря того же года последовал вторичный указ о приглашении в кадеты, с подробным изложением выгод, какие предоставлялись дворянству учреждением Корпуса.

Благодетельный призыв Монархини был услышан с радостию, и дворянство поспешило оным воспользоваться. Сенатор Новосильцов первый представил своего сына к определению в кадеты (Александр Васильевич Новосильцов был один из отличнейших воспитанников Корпуса, и выпущен из оного в 1737 году, поручиком). Примеру его последовали многие, и в течение одного месяца список записавшихся в Корпус заключал в себе самые почетные фамилии.

Из русских: Милославский, Васильчиковы, Вельяминовы, Протасовы, Колычев, Левашев, Бобрищевы-Пушкины, Бахметьев;

князья: Репнины, Долгорукие, Прозоровские, Волконские, Черкасские, Голицыны;

графы: Скавронские, Ефимовские, Тендряковы, Шереметев;

из Лифляндцев и Эстляндцев: Фелькерзам, Эссен, Пален, Розен, Корф, Берх, Гельфрейх, Гельвиг, Глазенан, Буксгевдин, Удом, Модем, Икскуль, Альбедиль, Герздорф и другие.

 

17 февраля 17З2 года последовало открытие Корпуса. В сей день явились в оный первые 50 кадет, которые и были помещены в приготовленных для них комнатах.

Между тем, как начальство сего нового заведения занималось внутренним оного устройством, число записывавшихся в кадеты увеличивалось с каждым днем до того, что в марте их состояло но списку 308 человек. Желая доставить всем им способы к образованию себя для военной службы, граф Миних исходатайствовал у Императрицы указ об увеличении числа кадет до 500 человек. По штату 12 мая того же 1732 года Корпус разделен на 5 рот, каждая в 120 человек, в соразмерности с сим умножено число чиновников и служителей, и на содержание Корпуса положено 65.105 руб.

14 июня последовало открытие Рыцарской Академии: так назывались Кадетские классы. До того дня по неимению учителей, кадет занимали экзерцициею. Время их было распределено следующим образом: в 4.45 с пробитием зари, они вставали; в 5.30 молились и завтракали; в 6 уходили в классы, и оставались там до 10; с 10 до 12 занимались экзерцициею; в 12 обедали; в 2 отправлялись опять в классы; в 4 собирались вторично для экзерциции, продолжавшейся два часа; в 7 ужинали; в 9 с вечернею зарею ложились спать.

Кадеты жили по шести и семи человек в одной комнате и имели позволение держать при себе, сверх казенной прислуги, своих крепостных или наемных слуг. Одежду их составляли: темно-зеленый суконный кафтан с красным подбоем и золотым но борту позументом, лосиного цвета суконный камзол и такое же нижнее платье; гренадеры носили шапки, мушкетеры - шляпы. Упражнявшиеся в верховой езде надевали во время оной, сверх кафтанов, суконные лосиного цвета супервесты (наподобие кирас) с черными суконными же орлами.

В воскресные и праздничные дни кадеты ходили с парадом в церковь и по окончании Литургии увольнялись из Корпуса, в числе 15-ти или 20-ти надежнейших из роты. Таковым строжайше подтверждалось соблюдать на улицах установленную форму, а отдавать честь не только офицерам, но и всем знатным кавалерам и дамам. Кроме сего по воскресеньям являлось к графу Миниху по одному кадету из роты на ординарцы; удостоенных сей чести посылали предварительно к танцмейстеру: учиться, как к начальнику подходить и ему комплимент делать.

Граф Миних и барон Люберас неусыпно заботились об устройстве и пользе вверенного им заведения. Последний жил в оном и был неотлучно с кадетами, в их спальнях, в классах, при экзерциции, во время обеда и ужина, строжайше наблюдал за нравственностию и прилежанием воспитанников; словом, вполне соответствовал своему важному назначению.

Сама Императрица. обращала особенное внимание на Кадетский Корпус и в знак благоволения своего к оному пожаловала ему в исходе лета 1732 года Знамя. Событие сие происходило следующим образом: в назначенный Императрицею день, пред полуднем, 115 кадет, построенных в роту, были приведены генералом Люберасом на Адмиралтейский луг (между Мойкою и нынешним Адмиралтейством). Вскоре по приходе их прибыла Государыня в сопровождении многочисленной и блистательной свиты, после нескольких милостивых приветствий, обращенных ею к кадетам, приказала подать знамя и собственною рукою прикрепила оное гвоздем к древку; Принцесса Анна Карловна, (в последствии Правительница) утвердила второй гвоздь, граф Миних прибил третий и возвратил знамя Императрице, вручившей оное прапорщику князю Репнину, отличнейшему из воспитанников Корпуса (Князь Петр Иванович Репнин вступил в Корпус 17 Февраля 1732 года; выпущен из оного 1737 поручиком, и отправлен волонтером в Австрийскую армию; в последствия он был генерал - поручик и Полномочный Министр при Испанском Дворе). После сего кадеты в присутствии Государыни занимались около часа экзерцицею и при стечении великого множества народа возвратились в Корпус, где знамя было поставлено в квартире директора (Знамя сие было атласное белое, с черным по средине двуглавым орлом и пунцовыми по углам фламами, на которых был изображен вензель Императрицы).

Вскоре после сего, пожалованы знамена остальным двум ротам (По тогдашнему положению, каждая рота имела знамя), а конные кадеты получили богатый штандарт.

По медленности, с каковою производилась сдача дома в Корпусное ведомство, по исправлению и переделке комнат, не все кадеты могли поместишься в Корпусе, а жили большею частию поблизости оного в частных домах, нанимая квартиры на собственный счет, что продолжалось до самой зимы 1732 года. Для учебных пособий кадет учреждена Люберасом небольшая библиотека, предпочтительно из латинских книг; для практического учения артиллерии присланы в Корпус две 12-ти фунтовые пушки, кои были поставлены на набережной перед большим подъездом у нынешней Греко-российской церкви; над фронтоном дома сделан государственный герб; для верховой езды устроен большой рейтбан, а дабы Корпус имел своих музыкантов, прислано в оный несколько малолетних солдатских детей. Для переездов чрез Неву даны Корпусу перевозные суда, и все принадлежавшие к оному получили право проходить безденежно Исакиевский мост.

Императрица до самой кончины своей, удостаивала вниманием Корпус, и к чести оного ложно сказать, что Августейшая его учредительница имела утешение видеть плоды забот своих о его пользе.

Уже в первые годы по его основании начальства разных частей Государства старались наперерыв иметь в своем ведении воспитанников Корпуса, и кадеты оправдали таковые выборы ревностною службою. Знаменитый основатель Оренбургской линии статский советник Кирилов был первый, просивший о присылке к нему кадет, в следствие чего и были к нему отправлены с производством в прапорщики кадеты: Спиридов, Бахметьев и Вяземский. Они были первые, выпущенные из Корпуса (8 июня 1734 года).

В 1736 году 4 ноября последовал большой выпуск, состоявший из 68 человек, именно: 5-ти поручиков, 8-ми подпоручиков, 29-ти прапорщиков, 7-ми сержантов, 14-ти капралов и 5-ти рядовых. Из числа их известные графы: Скавронский, Гендриковы и Ефимовский , и князья Прозоровский и Волконский.

В 1737 году повелено испытывать кадет в науках два раза в год: 15 марта и 15 сентября, в присутствии одного сенатора, одного члена Санкт-Петербургской Академии наук и двух учителей от Адмиралтейств - Коллегии и Инженерной Школы. Достигших 16-ти  летнего возраста, но оказавшихся не способными к наукам, повелевалось отсылать в матросы без выслуги, ибо сказано в указе: "от того никакой пользы ожидать не возможно, который в обучении таких безтрудных и ему весьма потребных наук никакого радения не показал“.

В сем же году командированы от Корпуса два офицера и 34 кадета к капитану Лейб-гвардии Преображенского полка, Фон-Зихгейму для снятия подробного плана Санкт-Петербурга.

В 1738 году 16 февраля запрещен прием в кадеты сверх комплекта; а 31 марта повелено не определять в Корпус детей иностранцев, не бывших в российской службе.

Осенью 1740 года Корпус имел несчастие лишиться Августейшей своей благодетельницы, коей последним распоряжением о кадетах было повеление (31 сентября): присутствовать при их экзаменах вместо сенаторов графу Миниху.

В десятилетнее существование Корпуса при Императрице Анне Иоанновне оный доставил Государству 337 офицеров. Из них многие служили с честию в войсках, действовавших против татар и турок под начальством фельдмаршалов Миниха и Лассия; причем почти все они были употреблены по квартирмейстерской и инженерной частям и в адъютантские должности. В тоже время некоторые из них находились волонтерами в Австрийской Армии. Таким образом менее нежели чрез десять лет но учреждении Корпуса, Отечество уже чувствовало всю пользу сего заведения, ибо имело сведущих военных офицеров не из иностранцев, но из среды дворян русских и из уроженцев Эстляндии и Лифляндии, чуждых первым но наречию и обычаям, но не менее их ревностных к службе и славе России.

 

Кратковременное правление Принцессы Анны Карловны ознаменовано в истории Корпуса только тем, что граф Миних сложил с себя звание Главного Директора, и место его заступил супруг Правительницы - Принц Антон Ульрих Брайншвейг-Волфенбиттельский.

 

Со вступлением на престол Императрицы Елисаветы Петровны, Главное начальство над Корпусом поручено генерал - фельдцейхмейстеру Принцу Людвигу Гессен-Гомбургскому, при коем в 1743 году последовало повеление о переводе кадет-дворян новгородской губернии в Морской Кадетский Корпус. По сделанным справкам таковых оказалось 130, но как сие число превышало треть всего комплекта кадет, то и были из них выбраны и перемещены только 34 человека, в том числе И.Л.Голенищев-Кутузов, бывший в последствии адмиралом, Президентом Адмиралтейств - Коллегии и Директором Морского Кадетского Корпуса. В сем же году Первый Кадетский Корпус для отличия от Морского, начал именоваться Сухопутным Кадетским. В 1743 году повелено в случае недостатка в инженерных офицерах употреблять армейских, воспитывавшихся в Сухопутном Корпусе. При сем же начальнике произошло перемещение бывших при Корпусе Греко-российской и Евангелической церквей в здания, поныне ими занимаемые - первой в 1744, а последней в 1745 годах.

 

В августе 1745 года, по случаю увольнения Принца Гессен - Гомбургского в отпуск для излечения болезни Главным Директором назначен генерал - фельдцейхмейстер князь В.Н.Репнин. По его ходатайству, те из кадет, кои обучались по склонности юриспруденции, были освобождаемы от занятий другими науками и экзерцициею и назначались прямо в гражданскую службу.

 

В 1746 году 58 кадет командированы из Корпуса для межевания земель в Ингерманландии, а в 1750 февраля 19-го, Главное начальство над Корпусом поручено действительному тайному советнику князю Юсупову. Имя сего достойного вельможи заслуживает быть незабвенным в истории Первого Кадетского Корпуса. Обращая все свое внимание и употребляя все время на воспитание вверенного ему юношества, он входил во все подробности Корпусного управления. Удалил неспособных чиновников, улучшил содержание кадет, ввел лучший порядок в преподавании наук, приказал при ротах вести списки штрафованных воспитанников, узнавал отличнейших по наукам и поведению; короче сказать, не было предмета, на который бы достойный вельможа сей не обращал внимания. Его управление Корпусом примечательно многими обстоятельствами. В 1756 году, выпущенные из Корпуса 68 кадет отправлены в Главную Межевую Канцелярию для черчения карт и межевания земель.

В следующем году 11 апреля по старанию князя Юсупова, состоялся указ об учреждении при Корпусе типографии для печатания учебных кадетских книг. В том же году 23 мая по представлению генерал-прокурора князя Трубецкого, что недоросли из дворян записываются преимущественнее в Сухопутный Корпус нежели в Морской, отчего в первом в числе кадет было излишество против комплекта, а во втором недостаток,   повелено принимать в оба Корпуса уравнительно. Но главным, примечательнейшим обстоятельством в начальствование Князя Юсупова было следующее.

В то самое время, когда Ломоносов, первый из Россиян знакомил своих соотечественников с правильною, звучною, высокою Поэзиею их языка, кадет Сумароков, прельщенный красотами первоклассных французских трагиков, решился писать русские трагедии и первыми опытами восхитил своих слушателей. Их похвалы послужили ему ободрением, и плодом оного были его драматические творения, кои еще поныне сохранили и конечно сохранят навсегда свои достоинства. Товарищи Сумарокова, находя удовольствие в чтении его произведений, занялись в свободное время декламациею его стихов, потом перешли к представлению его комедий, сначала отдельными сценами, а после и целыми пьесами. Сии занятия в течении нескольких лет были для кадет одним из любимейших увеселений. Однажды, когда Сумароков уже был офицером, кадеты сыграли в его присутствии трагедию "Семира", и сыграли прекрасно. Автор, восхищенный искусною игрою кадет, донес о том покровителю своему графу Разумовскому, а сей почел долгом известить Императрицу о таковой новости; ибо до того времени при Дворе находились только итальянские и немецкие актеры. Это происходило в 1750 году.

Желая видеть представления на русском языке и русских трагедий, Императрица повелела кадетам представишь в своем дворце трагедию Сумарокова "Хорев" и пригласить к представлению автора. Удостоенные таковой чести кадеты были - Мелиссино (Петр Иванович, в последствии генерал-поручик и Директор 2-го Кадетского Корпуса), Свистунов (Петр Семенович, в последствии действительный тайный советник), Бекетов (Никита Афанасьевич, впоследствии генерал-поручик) и еще некоторые. Государыня велела им выдал из царской кладовой богатые одежды и собственными руками убирала Свистунова, игравшего роль Осиельды. Императрица и все зрители пришли в восторг. Сумароков, удостоенный благоволения Монархини и осыпанный громкими похвалами всех присутствовавших, почувствовал в себе новый жар, новые силы к подвизанию на поприще русской трагедии, и успех увенчал его дальнейшие предприятия. После сего кадеты давали частые представления в Корпусе и во Дворце.

Пример Сумарокова нашел последователей между кадетами, и достойно примечания, что лучшие русские трагики - Херасков, Озеров и Крюковской - были воспитанники Корпуса, Княжнин - учителем. Вскоре Императрица повелела учредить Российский Театр и Директором оного назначила Сумарокова. Первые русские балеты были также даваемы кадетами, под руководством корпусного танцмейстера Ланде. Первые выписанные в С.-Петербург для русской труппы актеры, были помещены в Корпусе и образовались под руководством оставленных при оном офицерами: Мелиссино, Остервальда и Свистунова. Их стараниям обязан Русский Театр своим бытием и знаменитым Дмитревским. Таким образом, Первый Кадетский Корпус - колыбель славы многих Героев и знаменитых мужей России - был колыбелью ее Трагедии и Театра.

Но разделяя забавы кадет и ободряя их склонность к драматическому искусству, Императрица не упускала из виду главной, существенной цели их воспитания, и, желая применить увеселения кадет к военным наукам, повелела, чтобы они занимались практически артиллериею и инженерным искусством. Для сего им было отпущено из С.-Петербургской крепости несколько полевых пушек, а в саду устроены ими же самими небольшие, земляные укрепления, кои им приходилось попеременно оборонять и атаковать. Сверх сего бывали при Корпусе карусели, на которых воспитанники имели случаи показывать свое проворство и ловкость в присутствии Государыни и Великого стечения зрителей. Можно сказать, что в царствование Елисаветы Сухопутный Кадетский Корпус составлял часть Двора ее. При сем нельзя не упомянет, что по воле Государыни некоторые из кадет были по выпуске определяемы в Коллегию Иностранных Дел, для изучения языков, не только тех Европейских, коим не преподавали в Корпусе, но и Восточных.

 

Самым главным, самым незабвенным знаком внимания Императрицы Елисаветы Петровны к Сухопутному Кадетскому Корпусу было подчинение оного с 12 февраля 1759 года Великому Князю и наследнику Петру Феодоровичу, вместо Князя Юсупова, находившегося на одре смерти. Назначение сие имело благодетельные последствия. Высокий Начальник Корпуса проводил с кадетами большую половину своего времени, присутствовал при их занятиях и играх, ознакомился с каждым воспитанником и доставил Корпусу многие значительные выгоды.

По ходатайству Великого Князя для увеличения доходов Корпуса повелено в 1759 году печатать в типографии оного патенты на все воинские чины.

В 1760 году, по неимению подробного географического описания России, труд сей возложен на Сухопутный Корпус. В том же году 2 декабря состоялся новый штат, по которому кадеты разделены на пять рот: Гренадерскую, три мушкетерские и одну конную; в первых четырех ротах полагалось 409 человек, а в последней 81, всего 490; на годовое содержание Корпуса определено 88.722 руб. и при оном учреждена публичная аптека для продажи медикаментов.

В 1761 году 30 апреля повелело для снабжении армии мастеровыми людьми обучать при Корпусе 150 солдатских и мещанских детей из особо определенных на сей предмет 6 т. руб. в год. Наконец, для защиты кадетских имений от неправедных притязаний и обид Великий Князь исходатайствовал указ Сената ( 1 июня 1761 года) об удовлетворении по прошениям кадет в Юстиц-Коллегии и Юстиц-Конторе, кои о ходе и решении таковых дел обязывались уведомлять Корпус.

 

Внимание Наследника к Кадетскому Корпусу не прекратилось и по восшествии его на Престол. Но не имея уже возможности по великому числу государственных занятий уделять для Корпуса столько ж времени, как и прежде, а вместе с тем желая вверить оный лицу наиболее достойному и способному начальствовать заведением, где воспитывался цвет русского дворянства, Император Петр III назначил 14 марта 1762 года Главным Директором Корпуса генерал - поручика И.И.Шувалова, знаменитого покровителя наук и художеств. Шувалов оправдал в полной мере столь лестный выбор; указ же, по которому он принял под свое Начальство Корпус, пребудет навсегда драгоценным памятником благоволения к оному Императора Петра III.

Но и посреди важных дел, стекавшихся со всех частей обширного российского государства, Император не переставал обращать на Корпус особое внимание, любил посещать его и проводить с кадетами немногие часы своего досуга.

К примечательным событиям сего года принадлежит посещение Корпуса графом Минихом. Удаленный непостоянством судьбы в холодные степи Сибири и возвращенный оттуда Императором Петром III, престарелый фельдмаршал после с лишком двадцатилетней разлуки с основанным им Корпусом, имел утешение увидеть его еще раз и увидеть в новом цветущем виде. В это время уже многие из питомцев сего заведения, определенных Минихом, занимали важнейшие степени в Государстве, как по части военной, так и гражданской; многие уже не существовали: одни  -  умершие в мире, другие  -  сраженные смертию на полях чести. При виде нового поколения кадет, воздающего воинские почести основателю Корпуса, фельдмаршал Миних был растроган до глубины сердца. Мысль, что заведение, доставившее Государству столько полезных людей, обязано ему своим существованием, без сомнения, была для него мыслью радостною; но обозревая ряд сих людей, предвидел ли он, что в стенах Корпуса уже образовался тот Великий Полководец, который изменит его методу войны с турками, потрясет Оттоманскую Империю, и доставит России мир славный и выгодный?

 

В апреле того же 1762 года в Корпусе последовало большое преобразование. В одно время с существованием сего заведения, в С.-Петербурге находились два другие Корпуса: Морской и Артиллерийский; желая, чтобы все оные не только равно пользовались Монаршим вниманием, но и получали бы одинаковое воспитание, имели одинаковый образ мыслей, Император Петр III  повелел соединить два последние Корпуса с Сухопутным, и уже из оного, смотря но склонностям и способностям, выпускать офицерами в армию, во флот и в артиллерию. Таковое соединение трех Корпусов требовало необходимо изменения прежних их штатов, и потому было положено содержать Корпус в числе 920 человек. По сему преобразованию кадеты делились на две Гренадерские и шесть мушкетерских рот, в каждой по 100 челов. и один Кирасирский эскадрон в 120 челов.; на ежегодное содержание Корпуса было определено 170.457 руб. Но прежде, нежели последовало таковое соединение, Императрица Екатерина II признала полезным отменишь оное, и 8 августа того же 1762 года, повелела оставить Корпуса на прежнем основании, т. е. по штату 2 декабря 1759 года.

Славное Царствование Императрицы Екатерины II незабвенно в Истории Первого Кадетского Корпуса. Помышляя о приведении в действо предначертаний Великого Петра, она посреди сих важных занятий не замедлила обратишь особенное внимание на полезное заведение, основанное Минихом. Находя .нужным сделать в оном перемены, Императрица повелела сочинить новый штат Корпуса и утвердила его 29 августа 1762 года. Посему распоряжению кадеты разделены на пять пеших рот, каждая из 104 челов. и одну конную из 80 челов., всего из 600 челов. Сумма на содержание Корпуса увеличена до 120.589 руб.

В марте следующего года генерал - поручик Шувалов получил увольнение, и Корпус поступил в Главное Начальство генерал-майора,  впоследствии генерал-фельдмаршала, Н.В.Репнина, по случаю же отбытия его осенью в Польшу, временное управление Корпусом поручено генерал-майору М.М.Философову.

 

В 1765 году 7 марта Корпус поступил в непосредственное ведение самой Императрицы, управлять же оным повелено генерал-поручику Л.И.Бецкому и генерал-майору Философову. В августе сего же года состоявшие при Корпусе 150 мастеровых расформированы, вместо их, из той же суммы 6 т. руб. положено содержать 40 классных и 10 гимназических учеников, для доставления со временем Корпусу сведущих учителей и гражданских чиновников.

Поступление Корпуса в непосредственное ведение Императрицы было предвестником тех великих милостей и того внимания, каких оный удостаивался до самой ее кончины. Бецкий, с 10 мая 1766 года уже один управлявший Корпусом, занялся по Высочайшей воле сочинением для оного нового Устава и штата, до окончания и утверждения которых Императрица повелела учредить при Корпусе Правление. В Члены оного назначены корпусные: полковник Фрейман, еще два штаб-офицера и два капитана. 11 сентября 1766 года последовал ожиданный Устав, истинно драгоценный дар Государству. Написанный во всем сообразно своему времени, оный принадлежит к числу тех книг, кои, принеся особую наивеличайшую пользу, сохраняют всегда и везде свою цену и достоинство. В нем изображено обстоятельно и ясно, как, когда и чем руководствоваться при воспитании кадет; ничего не забыто, что могло служить к образованию нравственному, ничего не упущено и для развития способностей телесных.

В силу сего Устава Корпус, наименованный Императорским Сухопутным Шляхетным Кадетским, был поручен управлению Совета, коего члены назначались самою Императрицею и генерал-директору. Число кадет не изменилось, но вместо прежних шести рот учреждены пять возрастов; вместо приемов во всякое время, когда только были вакансии, положено принимать в кадеты не иначе, как чрез каждые три года и не старее шести лет от роду. Воспитанник поступал в 1-й возраст, по прошествии трех лет переходил во 2-й, чрез столько ж времени в 3-й, и, следуя таковым порядком далее, оставлял Корпус не прежде, как пробыв в оном пятнадцать лет. Кадеты 1-го возраста были подчинены женскому надзору, а в четырех остальных  -  воспитателям из военных офицеров и гражданских чиновников. При вступлении кадета в 4-й возраст ему предоставлялось избирать воинскую или статскую службу, но не иначе, как по уважительным причинам, как-то: по склонности, состоянию, здоровью и т.п.

Воспитанникам двух старших возрастов дозволялось в большие праздники и церемониальные дни являться по нескольку человек ко Двору в сопровождении Директора Корпуса, офицеров или профессоров. Увольнение кадет со двора было прекращено, но для свидания их с родственниками назначены особые часы по воскресным дням; в последствии же времени отстроен для сего большой зал, называвшийся тогда Собраничным, а ныне занимаемые Музеумом Корпуса.

Круг учебных занятии кадет был значительно распространен, приведен в лучшую систему и приспособлен к понятиям воспитанников каждого возраста.

Кадеты, окончившие курс воспитания, поступали на службу, смотря но их поведению и успехах в науках, прапорщиками и поручиками.

Экзамен производился в присутствии Генерал-директора и одного из членов Совета. Отличившиеся на оном получали медали: в 5-м возрасте золотые, а в 1-м серебряные. Удостоенные таковой награды носили на кафтанах золотые и серебряные нашивки, состоявшие из лаврового венка и внутри оного Корпусного герба. Раздача медалей производилась с большим торжеством старшим членом Совета в присутствии знатнейших особ обоего пола и при собрании всех чиновников и кадет Корпуса.

Кроме сего лестного и поощрительного одобрения, воспитанникам, окончившим курс наук, разрешалось путешествовать три года в чужих краях на счет казны. Еще достойно примечания, что во время собраний Совета, у дверей залы оного становили на часы двух кадет.

К достопамятному сему Уставу приложены разные рассуждения, наставления и примечания, относящиеся до воспитания и  учения кадет, извлеченные из лучших по сему предмету сочинений и основанные на опыте.

В 1767 году 20 января последовал и штат Корпуса, увеличивший сумму на годовое его содержание до 105 т. руб. По нахождении в Корпусе значительного числа взрослых кадет, не могших подойти под правила, предписанные Уставом, прием и выпуск продолжались по самый 1770 год, но к сему времени все уже было приведено в порядок. Прием прекращен на три года и первый выпуск последовал не прежде 1782 года.

 

В течение сих пятнадцати лет Корпусное строение значительно распространилось покупкою некоторых частных домов, которые по переделке и пристройке составят весь фасад, идущий по Кадетской линии от бывшего дома князя Меньшикова до Большого Проспекта; часть дома, где ныне помещается корпусная канцелярия, соединена с флигелем, где теперь лазарет, высоким каменным строением, назначенным для собраничного зала; половина сада обращена в луг для Кадетских экзерциций и лагерей, а самый сад обнесен высокою каменною стеною; Греко-российская церковь переделана, украшена и освящена во Имя Рождества Иоанна Предтечи; между конюшнями Корпуса и садом построен из голландского кирпича огромный каменный дом и сделаны разные другие менее важные постройки. Кроме сих перемен, относящихся большею частию к распространению Корпуса, примечательны еще следующие обстоятельства, происшедшие в оном со дня утверждения Устава по ноябрь 1780 года, когда Корпус поступил под начальство знаменитого графа Ангальта

В августе 1767 корпусным секунд- и премьер - майорам Высочайше повелено состоять в чине армии подполковника.

 

В 1770 году Восковицкая мыза взята обратно в казну, а в замен за нее пожаловано Корпусу единовременно 30 т. руб. 

В апреле 1772 для обучения кадет практической съемке планов отведено Корпусу большое место на острове Голодае. В октябре 1772 принято Императрицею предложение действительного тайного советника И.И.Бецкого о содержании на его счет при Корпусе в каждом приеме четырех воспитанников (С сего времени по 1787 год таковых воспитанников состояло 16 человек, и на их содержание было доставлено в Корпус 9035 руб., но в 1787 году Бецкий отказался от сего письменно).

В октябре того ж года повелено принимать в Корпус чрез каждые три года вместе с кадетами от 14 до 16 мещанских детей, дабы образовать из них для Корпуса воспитателей и учителей; на содержание их отпущено единовременно 100 т. р. 

 

В феврале 1775 вместо действительного тайного советника Бецкого Генерал - Директором Корпуса назначен генерал - поручик Пурпур, а в июне 1781 г. генерал-поручик де-Бальмен

В июне 1785 пожаловано Корпусу на разные предметы как-то: постройку мундиров, белья, уплату долга и т.п. 54,455 р.. и на годовое содержание Корпуса, к прежним 165 т.р. прибавлено еще 55 т.р.

 

В 1787 г. 8 ноября генерал де-Бальмен уволен, и на место его назначен генерал-поручик граФ Ангальт.

Между тем как Корпус, преобразованный по новому Уставу, готовил Отечеству образованных офицеров и гражданских чиновников, на театре военных действий с турками уже громели многие имена воспитанников времени Миниха. В продолжение войны, оконченной славным Кучук-Кайнарджийским миром, почти все старшие генералы армии были питомцы Корпуса. Князья: Прозоровский и Долгорукий, Штофельн, Веймарн и самый Главнокомандующий Румянцев. Многие командиры полков и офицеры были из кадет и соревновали один другому в подвигах храбрости. Обрезков, находившийся при начале войны Посланником при Оттоманской Порте, воспитанием своим также обязан Корпусу.

Назначение Графа Ангальта есть одна из примечательнейших эпох в истории Первого Кадетского Корпуса. Знаменитый Вельможа сей совершенно посвятил себя воспитанию кадет; обходился с ними, как отец попечительный, наставлял их, как мудрец опытный, и умел действовать на все их чувства. Он разместил по залам Корпуса полезные и наставительные книги; окружил воспитанников бюстами великих людей, которые вдыхали в них желание познать их дела и подражать оным, и, наконец, заставил говорить с ними, и говорить поучительно самые стены. Большая стена, окружающая Корпусный сад, была исписана сверху до низу поучительнейшими изречениями на российском и иностранных языках, хронологиею важнейших открытий и происшествий, разными эмблематическими изображениями и т.п. Таким же образом исписаны были стены большого рекреационного зала. Время начальствования сего вельможи оставило по себе многие драгоценные воспоминания, и самое имя его передается с величайшим уважением от одного поколения кадет к другому. Корпус лишился сего благодетельного начальника 24 мая 1794 года.

В то время когда граф Ангальт с такого заботливостью управлял Корпусом, почти половину важнейших мест в Государстве занимали бывшие воспитанники сего заведения. Одни начальствовали в армиях, другие заседали в Совете Императрицы, в Сенате, в Коллегиях; управляли Наместничествами, председательствовали в важных Комиссиях, и,  наконец, начальствуя Кадетскими Корпусами (Адмирал И.Л.Голенищев-Кутузов был в сие время Директором Морского, а Генерал П.И.Мелиссино Артиллерийского и Инженерного, что ныне 2-й Кадетский), оставили по себе в оных незабвенную память.

Императрица Екатерина II, излившая столько милостей на юношество воспитывавшееся под благотворным покровом ее в Сухопутном Кадетском Корпусе нередко удостаивала оный своим посещением и неоднократно присутствовала при их каруселях, кои давались в Корпусе при стечении самой многочисленной и блистательной публики. При виде великого числа полезных и знаменитых людей, получивших образование в сем заведении, Великая Екатерина почтила оный самым лестным названием Рассадника великих людей России. Слова многозначащие, но оправданные на деле.

Корпус доставлял сведущих офицеров не только Армии, но и Флоту. Кроме 54 кадет, поступивших в Морской Корпус при Императрице Елисавете Петровне в 1788 году значительное число корпусных воспитанников было выпущено на флот, большею частию на гребной, действовавший против шведов под начальством известного Принца Нассау-Зигена. Все они служили с похвалою на новой для них стихии, а некоторые были в последствии флагманами.

Год, предшествовавший кончине Графа Ангальта (1795), примечателен в истории Корпуса по двум обстоятельствам:

в оном был последний выпуск в офицеры на основании Устава 1766 года, и

в числе удостоенных к производству 12 человек поступили на службу прямо капитанами. адеты сии были: И.Л.Елагин, В.Л.Иванов, А.Я.Минут, И.Г.Гогель, Г.А.Стахеев, С.М.Ушаков, А.А.Стахеев, Г.И.Фролов, В.Ф.Молчанов, Н.М.Ушаков, А.Ф.Вольф, А.Н.Черняев.).

 

Место графа Ангальта заступил генерал-поручик Голенищев-Кутузов, муж знаменитый своими заслугами и бессмертный по войне 1812 года остойно примечания, что сей начальник учредил при Корпусе класс Тактики не только для кадет, но и для Офицеров. Сам занимался преподаванием, а фигуры поручал чертишь кадетам, преимущественно К.Ф.Толю, ныне графу и генералу от инфантерии).

С 16 января 1797 года кадеты вместо возрастов разделены на роты: Гренадерскую и четыре Мушкетерские и на Малолетнее отделение, вместе с сим разрешено принимать и выпускать кадет ежегодно, как было до Устава 1766 года.

Еще до сего в декабре 1796, по расформировании Корпуса Чужестранных Единоверцев, известного более под именем Греческого, несколько воспитанников оного поступили в Сухопутный Кадетский Корпус, коего штатная сумма увеличилась по сему случаю 25.207 р.

 

В декабре следующего года, по назначению генерал - поручика Голенищева-Кутузова Инспектором Финляндской Инспекции, место его заступил генерал-лейтенант Граф Ферзен (Знаменитый по Польской кампании 1791 года) с званием Директора, а в 1798 году 14 января Император Павел явил свое высокое благоволение к Корпусу, наименовав Главноначальствующим оного Великого Князя, в последствии Цесаревича Константина Павловича. Его 33-х-летнее милостивое командование Корпусом пребудет в летописях оного достопамятным периодом. Великий Князь уделял сему заведению значительную часть своего времени, сделал в оном многие полезные перемены, исходатайствовал ему разные выгоды и был с ним почти неразлучен до самого 1812 года, когда ему представилось другое важное назначение. Но и в отсутствии своем, Августейший Начальник не переставал продолжать к Корпусу милостивого внимания, по временам навещал оный и до последнего времени своей жизни был ему благодетелем.

 

22 марша 1799 года Директором Корпуса назначен генерал-лейтенант Ламздорф; но как Императору Павлу угодно было избрать его для Воспитания ныне Царствующего Государя Императора, а также Великого Князя Михаила Павловича, то место его, с 25 ноября 1800 года заступил генерал от инфантерии князь П.А.Зубов, но как и сей, в феврале 1801 года удостоен был звания Шефа 1-го Кадетского Корпуса, то в Директоры оного определен известный ученостию генерал-майор Ф.И.Клингер, который и оставался в сем звании, до самого увольнения, последовавшего в 1820 году.

10 марта 1800 г., оному Корпусу повелено именовать: Первым Кадетским.

 

В Царствование Императора Александра I Корпус продолжал быть предметом Монаршего благоволения и милостей.

К числу оных принадлежит пожалование в 1810 году 18 апреля корпусным обер-офицерам старшинства одним чином против армейских; в следствие чего бывшие при оном майоры переименованы в подполковники.

Сумма, отпускавшаяся на годовое содержание Корпуса, мало по малу увеличивалась, как равно и число кадет, так что по Положению 16 декабря 1816 года первая возросла до 600 тысяч рублей, а последнее до 1000 человек. В 1819 году генерал от инфантерии граф Коновницын назначен Главным Директором Пажеского и Кадетского Корпусов.

 

В следующем году 20 апреля на место уволенного генерал-лейтенанта Клингера, поступил генерал-майор М.С.Перский, бывший воспитанник 1-го Кадетского Корпуса во время графа Ангальта, а с 25 февраля 1825 года, после умершего графа Коновницына, Главным Директором назначен генерал-лейтенант, (ныне генерал от кавалерии) Н.В.Голенищев-Кутузов.

 

К примечательным событиям Царствования Императора Александра, тесно соединенным с историей 1-го Кадетского Корпуса, принадлежит перенесение памятника, воздвигнутого победам Граф Румянцева - Задунайского, пред домом, в котором Герой Кагула провел часть своей юности. Еще Император Павел, желая к бессмертной славе сего Великого мужа присоединить нетленный знак Монаршей признательности и явить оную пред лицом всего света, повелел в честь Румянцева соорудить в С.-Петербурге  на Царицыном лугу обелиск. Преемник его, находя еще более приличным, чтобы оный находился пред 1-м Кадетским Корпусом, повелел перенести памятник на площадь, отделяющую сие заведение от Академии Художеств. Мысль счастливая: поставить обелиск бессмертного Полководца в виду Корпуса, его образовавшего и им взамен прославленного, в виду юношей, которые, взирая с глубоким уважением на памятник победам их предка-товарища, не должны ли одушевляться желанием подражать ему!

 

Вступление на Престол благополучно Царствующего Государя Императора, было для Корпуса зарею неожиданного счастия. С сего времени оный приобрел новые, бесчисленные, незабвенные выгоды, для изложения коих слишком тесны краткие пределы сего обзора, и кои едва ли чье перо в состоянии выразить! Милости, изливаемые Николаем I на юношество, воспитывающееся в 1-м Кадетском и других Корпусах, не выразимы, бесчисленны: ими знаменуется каждый день, каждый час, каждая минута.

В исходе июня 1826 года, Государь Император повелел, чтобы наступившее вакантное время воспитанники военно-учебных заведении провели в лагере под Красным Селом. Лагерная служба кадет, отправляемая при Императрице Екатерине в Корпусном саду, а со времени начальствования Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича под Петергофом, в 1812 году по отсутствии его прекратилась. Царствующий Император, возобновив лагерные занятия кадет, столько полезные и необходимые для них по званию, к какому они готовятся, доставил им случай увидеть всю степень его о них заботливости. Присутствуя при выступлении кадет в лагерь и следуя с ними несколько верст, Государь Император не мог бы, казалось, более явить им знаки своего высокого благоволения; но оно сим не ограничилось и, во всю бытность кадет под Красным Селом, с 18 июня по 28 июля они были осчастливлены неисчислимыми знаками внимания Августейшего Дома.

 

В том же году в декабре на место генерал-адъютанта П.В.Голенищева утузова, назначенного С.-Петербургским Военным Генерал-Губернатором, Государю Императору  угодно било возложить обязанность Главного Директора Пажеского и Кадетских Корпусов на генерал-адъютанта Н.И.Демидова.

1827 год есть один из самых достопамятных в летописях 1-го Кадетского Корпуса. В сем году 18 июня при выступлении кадет оного за город, в лагерь, Государь Император, к продолжению неизреченных к ним милостей, поставил в ряды их, в стрелковый взвод, Августейшего своего сына. Наследник Престола, в мундире рядового Лейб-гвардии Павловского полка, шел в строю с кадетами до самой деревни Кузьминой, по Царскосельской дороге,  а во время привала, по воле Государя, встал на часы у Корпусного Знамени, пример, подобного которому не встречаем в истории от времен Петра Великого!

В следующие два дня Его Императорское Высочество удостоил обедать с кадетами за одним столом, коим их угощал Государь Император при Царском Селе.

В пятинедельное пребывание кадет 1-го Кадетского Корпуса в лагере, они неоднократно имели счастие видеть в рядах своих Наследника, то разделяющего их военные упражнения, то участвующего в их завтраках и обедах, гуляньях и играх.

15 июля Государь Император дозволил Его Высочеству стать в строй 1-го Кадетского Корпуса, за унтер-офицера. Во все сие время Государь Император и Императрица не переставали изъявлять кадетам новые милости, присутствовать при их воинских ученьях и забавах, удостаивать лестными разговорами; одним словом, обходились с воспитанниками как бы с собственными детьми своими.

 

В 1828 году по нахождению Государя за границею, а Государыни в Новороссийском крае, Военно-учебные заведения были лишены счастия видеть Венценосных своих благодетелей, разделяющих с ними лагерное время, но неоднократно были осчастливлены присутствием Великого Князя Наследника, приезжавшего к ним из Царского Села и по прежнему сохранившего к ним свое благоволение.

Пребывание кадет в лагере потому наиболее примечательно, что там кадеты Первого Корпуса в соединении воспитанниками прочих Корпусов почти ежедневно имеют счастие видеть Императора. В лагере посреди нескольких тысяч юных дворян, будущих защитников Престола, Государь является как нежный отец посреди своего семейства, им любимого и благо творящего.

24 июля 1829 года кадеты 1-го Корпуса имели счастие увидеть Наследника в одном с ними мундире и в одних рядах, разделяющим их обед, в присутствии Государя Императора и его супруги. Милости их Величеств к кадетам, казалось, возрастали с каждым днем, и дни, проведенные сими последними в 1829 году, в лагере, будут принадлежать к счастливейшим дням их жизни.

 

В 1830 году (20 апреля) Высочайше утвержденным Уставом о Военно-учебных Заведениях второго класса, к которым причислен и 1-й Кадетский Корпус, доставлены ему многие преимущества. Отличнейшим из кадет открыт путь к служению в Гвардии; классы, а с оными и учебные предметы разделены на степени; надзор за кадетами и содержание увеличены. Посредством сего Устава, подлежащие оному военно-учебные заведения получили между собою теснейшую связь и одинаковость в образе управления и воспитания. В том же году 21 мая состоялась Монаршая воля об учреждении для высшего управления Кадетскими Корпусами особого Совета под председательством генерала от инфантерии графа И.А.Толстого. Совет сей, называемый Советом о Военно-учебных заведениях, имеет свои собрания в 1-м Кадетском Корпусе в одной из комнат, кои некогда занимал Светлейший князь Меньшиков. 

Вскоре после упоминаемого Устава 21 октября того же 1830 года, последовал новый штат 1-го Кадетского Корпуса, по которому положено содержать в оном 600 кадет с разделением на пять рот: Гренадерскую, 1-ю, 2-ю и 3-ю Мушкетерские и Неранжированную. Бывшее при Корпусе Малолетнее отделение упразднено, а Кадеты оного поступили, частию в Неранжированную роту, частию в Александровский Корпус, находящийся в Царском Селе и принадлежащий к числу полезных учреждений ныне царствующего Императора. Корпус сей, наименованный в честь Александра I, состоит под Высоким покровительством самой Императрицы, а кадеты под надзором воспитательниц. Они остаются там до 10 лет, когда сей возраст дозволяет им поступить в Неранжированные роты прочих Кадетских Корпусов.

 

В 1830 году 1-й Кадетский Корпус с прочими военно-учебными заведениями проводил часть лета по-прежнему в лагере, под Петергофом; по-прежнему был предметом беспрерывных и великих милостей их Величеств Императора и Императрицы, и по прежнему имел счастие видеть в рядах своих Наследника Престола, делящего с ними лагерные труды и увеселения. В 1831 году, кадеты стояли опять лагерем, сначала при Петергофе, а после близ Царского Села, у Софии, и были особенно осчастливлены милостию Монарха. В то самое время, когда Корпус еще был опечален вестью о кончине Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича, Государь Император не токмо назначил в преемники ему Августейшего своего брата, но еще удостоил 1-й Кадетский Корпус особенною милостию - счастием, какого оный еще не имел с самого своего учреждения: принятием на себя звания Шефа Корпуса. Высокая сия милость объявлена, 25 июня самим Государем баталиону 1-го Кадетского Корпуса, стоявшему в параде при Петергофском дворце.

Но Император сим еще не ограничил своих милостей к 1-му Корпусу: Ему благоугодно было осчастливить его повелением, чтобы Гренадерская рота сего заведения, носившая на себе прежде имя Цесаревича Константина Павловича, именовалась ротою Его Величества. Но как изобразишь тот восторг, в который были приведены офицеры и кадеты 5 июля 1851 года, когда Августейший их Шеф предстал пред ними в мундире их Корпуса?Под Высоким покровительством Монарха, при благоволении Наследника Престола и под Главным Начальством Великого Князя Михаила Павловича, 1-му Кадетскому Корпусу остается только желать, чтобы столь счастливое его состояние было непрерывно и продолжительно!

 

Оканчивая обозрение всех событии, происходивших в 1-м Кадетском Корпусе, в продолжение ста лет, нельзя умолчать, что для учебных пособий кадет при нем находятся в бывшем Собраничном зале и смежных с ним комнатах огромная Библиотека, богатое собрание артиллерийских, фортификационных и архитектурных моделей, большое количество физических машин и инструментов и небольшой, но заслуживающий внимания, натуральный Кабинет.

Для помещения больных воспитанников имеется обширный Лазарет; для снабжения оного лекарствами - аптека; для печатания книг - типография; для кадет, обучаемых верховой езде, - пространный манеж; для прогулок, в свободные часы, - сад; короче сказать, 1-й Кадетский Корпус можно уподобить особому городу, содержащему все, что только потребно для его жителей.

Кадеты проводят в классах семь часов в день и еще, кроме сего, обучаются: экзерции, верховой езде, гимнастическим упражнениям и танцованию. В воскресные и праздничные дин их увольняют к родственникам, а остающиеся ходят в церкви, коих Корпус имеет три: Греко-российскую, Евангелическую и Католическую.

По субботам, по воле Его Высочества Главного Начальника, отличнейшие из воспитанников военно-учебных заведений, а в сем числе и 1-го Кадетскаго Корпуса бывают привозимы к нему, поочередно, к обеденному столу, и остаются с Высоким семейством до позднего вечера. В сих собраниях Великий князь и его супруга снисходят с такою милостию к юным питомцам, какую могут оказыват только родители своим детям. Кроме сего кадеты нередко удостаиваются приглашения на обеды и вечера к Великому князю Наследнику, и при сих случаях видят новые знаки благоволения к ним Его Высочества.

 

От самого учреждения своего до сего времени благотворимый Венценосцами России 1-й Кадетский Корпус как бы в признательность к такому вниманию доставил Государству столько полезных и знаменитых людей, что исчисление их могло бы занять особую книгу.

по части военной он образовал фельдмаршалов: Румянцева, Прозоровского и Каменского;

для поприща гражданского: Генерал-Прокуроров Вяземского, Беклешова, Стрекалова, Храповицкого, Ахвердова и многих других;

из писателей: Сумарокова, Хераскова, Озерова, Крюковского.

К сему должно прибавишь, что большая часть военно-учебных заведении имели Директорами бывших воспитанников 1-го Кадетского Корпуса;

питомцы оного участвовали во всех победоносных походах Российских Армий от Торнео до Арзерума, от подошвы Арарата до берегов Сены; сражались с неприятелями  на водах морей Балтийского, Черного и Средиземного; имели участие в плаваниях вокруг Света, в открытии новых стран и сами открывали оные (Известный мореплаватель, флота капитан О.А.Коцебу воспитывался в 1-.м Кадетском Корпусе). Еще теперь, когда почти во всех частях государственного управления служат бывшие воспитанники 1-го Кадетского Корпуса и когда весьма многие из них занимают почетные места в армиях, надежда России, Наследник Престола, окружен особами, образовавшимися в сем заведении (Воспитатель Цесаревича Александра Николаевича генерал-майор К.К.Мердер и состоящие при Его Высочестве генерал-адъютант П.П.Ушаков и Лейб-гвардии Измайловского полка капитан С.А.Юрьевич были кадетами и офицерами в 1-м Кадетском Корпусе.).

Наконец, можно ли не упомянуть, что друг и сотрудник бессмертного Кутузова по незабвенной кампании 1812 года, Граф К.Ф.Толь - воспитанник Корпуса, доставившего Отечеству Румянцева - Задунайского.

 

Из сего краткого обзора видно, что Первый Кадетский Корпус во все времена своего существования пользовался вниманием Монархов. Благотворя юношеству в нем воспитываемому, ныне царствующий Император делается Благодетелем всего Русского Дворянства, всей России. Кто из принадлежащих к Корпусу не чувствует цену Монарших милостей, кто из юных его воспитанников не запечатлел уже в сердце своем глубочайшей признательности и беспредельной преданности к Государю и его Августейшей фамилии, кто из них не будет готов принести им в жертву все свои труды, силы и самую  жизнь! Чувства непоколебимой верности и благоговейной любви к Высоким Виновникам их счастия пребудут в них навсегда неизменными. Чувства сип, переходя от отца к сыну, от сына к внуку, переживут веки и поколения и в позднейшем потомстве будут несокрушимым щитом Престола, а с ним и Отечества.


 

 

 

II-III. О числе воспитанников, их разделении, о штатных суммах (в руб.)

на содержание кадет 1-го Кадетского Корпуса

1731

18 ноября

200

Две роты

33 846

1732

12 мая

360

Три роты

63403

1760

2 декабря

490

Пять рот: Гренадерская, три мушкетерские и Конная.

88 722

1762

24 апреля

920

Две роты Гренадерские, шесть мушкетерских и Кирасирский эскадрон

170 457

1762

8 августа

490

Пять рот: Гренадерская, три мушкетерские и Конная

88 722

1762

29 августа

600 

Пять рот пеших и одна конная.

126 589

1766

11 сентября:

600

Пять возрастов

165 000

1797

16 января

600

Одна Гренадерская рота, четыре - Мушкетерских и Малолетнее отделение

225 207

1816

16 декабря

1000

Пять рот: Гренадерская, 1,2,3 Мушкетерские и Резервная, Малолетнее отделение

600 000

1830

21 декабря

600

Пять рот: Гренадерская (ныне рота Его Величества), 1,2,3 Мушкетерские и Неранжированная

436 486

 


 

IV. Список Шефов, Главных начальников и Главных Директоров 1-го Кадетского Корпуса

от учреждения оного по 1832 год

 

1. С 18 ноября 1731 по 5 марта 1741 Генерал - Фельдмаршал Граф Буркгард Христофор Фон Миних. Главный Директор.

2. С 27 марта 1741 по 25 ноября того же года Генералиссимус Принц Антон Ульрих Брауншвейг-Волфенбиттельский. Главный Директор.

3. С 11 декабря 1741 по 25 марта 1745 Генерал - Фельдцейхмейстер Принц Людвиг Иоган Вильгельм Гессен-Гомбургский. Главный Директор.

4. С 26 августа 1745 года по 1 августа 1748 Генерал - Фельдцейхмейстер Е.И.В., Генерал - Адъютант Князь Василий Никитич Репнин. Главный Директор.

5. С 19 февраля 1750 по 12 февраля 1759 Действительный Тайный Советник Князь Борис Григорьевич Юсупов. Главный Директор.

6. С 12 февраля 1759 по 14 марша 1762 Его Императорское Высочество Великий Князь и Наследник, впоследствии Император, Петр Феодорович. Главный Директор

7. С 14 марша 1761 по 4 марта 1765, Генерал - Поручик Иван Иванович Шувалов. Главный Директор.

8. С 4 марта по октябрь 1761 Генерал - Майор, впоследствии Генерал - Фельдмаршал, Князь Николай Васильевич Репнин. Главный Директор.

С октября 1761 по 7 марта 1765 за не назначением Главного Директора должность его исправлял Генерал - Майор Михайла Михайлович Философов.

9. С 7 марта 1765 Корпус поступил в ведение Императрицы, под управлением И.И.Бецкого и М.М.Философова.

10. С 10 мая 1766 по февраль 1775  Генерал - Поручик Иван Иванович Бецкий. Генерал-Директор.

11. С февраля 1775 по июнь 1784 Генерал - Поручик Андрей Яковлевич Пурпур. Генерал-Директор.

12. С июня 1784 по ноябрь 1786 Генерал - Поручик Граф Антон Богданович Де-Бальмен. Генерал-Директор.

13. С 8 ноября 1786 по 24 мая 1794  Е.И.В. Генерал - Адъютант, Генерал - Поручик Граф Федор Евстафьевич Ангальт. Главный Начальник.

14. С 15 сентября 1794 по 24 декабря 1797  Генерал - Поручик, в последствия Генерал - Фельдмаршал и Князь Смоленский, Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Генерал-Директор.

15. С 16 января 1798 по 15 июня 1831 Его Императорское Высочество Цесаревич  Великий Князь КОНСТАНТИН ПАВЛОВИЧ. Главноначальствующий.

16. С 10 февраля 1801 по 7 мая 1822 Генерал от Инфантерии Князь Платон Александрович Зубов. Шеф.

17. С 25 ноября 1819 по 29 августа 1822 Е.И.В. Генерал - Адъютант, Генерал от Инфантерии Граф Петр Петрович Коновницын. Главный Директор.

18. С 25 января 1825 по 14 декабря 1826 Е.И.В. Генерал - Адъютант, Генерал - Лейтенант, ныне Генерал от Кавалерии Павел Васильевич Голенищев-Кутузов. Главный Директор.

19. С 14 декабря 1826 года, Е.И.В. Генерал - Адъютант Генерал-Лейтенант, ныне Генерал от Инфантерии, Николай Иванович Демидов. Главный Директор.

20. С 25 июня 1851 Его Императорское  Величество Государь Император НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ. Шеф.

21. С 25 июня 1831 Его Императорское Высочество, Государь Великий Князь МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ. Главный Начальник

 

 

V. Список Директоров 1-го Кадетского Корпуса от учреждения оного по 1832 год

 

1. С 18 ноября 1731 по 16 февраля 1731 Генерал - Майор, в последствии Генерал - Аншеф Людвиг Потт Фон-Люберас.

2. С 16 февраля по 10 октября 1734 Действительный Тайный Советник Барон Христиан Миних (двоюродный брат Фельдмаршала.)

3. С 26 ноября 1734 по 1 декабря 1741 Генерал - Майор, в последствии Генерал- Поручик, Фридрих Фон Тетау.

За не назначением Директора должность его отправлял с 3 января 1742 по 16 декабря 1756 Подполковник Фон Зихгейм, в последствии Генерал - Майор.

4. С 10 декабря 1756 по 14 марта 1762 Бригадир Алексей Петрович Мельгунов (воспитанник Корпуса), в последствии Действительный Тайный Советник

За не назначением Директора, должность его исправлял с 14 марта 1702 по март 1705 Полковник, после Генерал - Майор Фридрих Фон Фрейман (воспитанник Корпуса).

5. С 24 декабря 1797 по 14 января 1798 Генерал от Инфантерии Граф И. Е. Ферзен.

За не назначением Директора должность его исправлял с 14 января 1798 по 22 марта 1799 Генерал - Майор Андреевский.

6. С 22 марта 1799 по 23 ноября 1800 Генерал - Лейтенант, в последствии Генерал от Инфантерии и Граф, Матвей Иванович Ламздорф.

7. С 25 ноября 1800 по 10 февраля 1801 Генерал от Инфантерии Князь Платон Александрович Зубов; в помощь к нему назначен Генерал - Майор Барон Иван Иванович Дибич (отец Генерал - Фельдмаршала), имевший с 10 февраля звание Командира Корпуса, и в сем же году 1 марта уволенный из оного.

8. С 10 февраля 1801 по 20 апреля 1820 Генерал - Майор, после Генерал - Лейтенант  Федор Иванович Клингер.

9. С 20 октября 1820 Генерал - Майор, ныне Генерал-Лейтенант, Михайло Степанович Перский (воспитанник Корпуса.)

 


 

VI. О ЧИСЛЕ КАДЕТ, ПОСТУПИВШИХ В ПЕРВЫЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС И ВЫПУЩЕННЫХ ИЗ ОНОГО НА СЛУЖБУ, с 17 5 2 по 1852 год.

Год

Поступило

Выпущено

Год

Поступило

Выпущено

Год

Поступило

Выпущено

Год

Поступило

Выпущено

1732

353

-

1757

106

26

1782

126

119

1807

136

113

1733

36

-

1758

60

73

1783

11

-

1808

278

87

1734

11

11

1759

148

2

1784

-

-

1809

291

64

1735

24

18

1760

153

6

1785

140

92

1810

96

179

1736

52

78

1761

109

20

1786

10

-

1811

63

119

1737

66

34

1762

190

159

1787

-

126

1812

108

180

1738

107

114

1763

51

36

1788

174

-

1813

152

175

1739

32

13

1764

150

182

1789

14

50

1814

281

122

1740

96

89

1765

50

110

1790

-

68

1815

122

65

1741

89

80

1766

-

296

1791

192

-

1816

107

154

1742

78

50

1767

122

1

1792

16

-

1817

164

98

1743

53

114

1768

12

1

1793

20

122

1818

104

13

1744

51

11

1769

9

117

1794

95

-

1819

140

86

1745

60

10

1770

108

90

1795

93

-

1820

71

88

1746

38

4

1771

4

1

1796

73

81

1821

140

92

1747

36

155

1772

4

-

1797

78

122

1822

118

75

1748

101

19

1773

121

2

1798

77

51

1823

173

131

1749

46

4

1774

6

-

1799

104

66

1824

160

90

1750

60

15

1775

-

-

1800

84

72

1825

156

128

1751

82

144

1776

114

10

1801

104

20

1826

150

80

1752

55

20

1777

16

-

1802

73

114

1827

107

99

1753

12

4

1778

-

-

1803

92

50

1828

87

104

1754

54

40

1779

121

1

1804

22

24

1829

49

100

1755

66

96

1780

11

-

1805

99

129

1830

153

85

1756

84

91

1781

-

-

1806

169

121

1831

36

76

Всего в течение столетия: принято 8579. Выпущено 6388.

Умерло, уволено обратно на собственное содержание родственников и выключено по разным причинам - 1436.

К 1 января 1832 года по списку состояло - 755.

 

В  Царствование  (принято/выпущено)

Императрицы Анны Иоанновны - 773 / 357

При Правительнице Анне Карловне - 93 / 71

Императрицы Елисаветы Петровны - 1445 / 893

Императора Петра III - 137 / 69

Императрицы Екатерины II  - 1856 / 1514

Императора Павла I - 383 / 395

Императора Александра I - 3310 / 2543

Императора Николая I  - 582 / 544

 


 

VIII О СТРОЕНИИ, ЗАНИМАЕМОМ ПЕРВЫМ КАДЕТСКИМ I. КОРПУСОМ.

 

Дом, занимаемый 1-м Кадетским Корпусом почти современен основанию С.-Петербурга. Император Петр Великий при распределении участков в новозаложенном им городе подарил Светлейшему князю Александру Даниловичу Меньшикову все пространство между Большою Невою, зданием Двенадцати Коллегий, Малою Невою и чертою, по которой был проведен канал между нынешними Кадетскою и 1-ю линиями.

В 1710 году на месте, где сад бывшего Малолетнего отделения и дровяной двор Первого Кадетского Корпуса отделяются от луга, князь Меньшиков построил деревянный, двухэтажный дом для приезда чужестранных послов и потому называвшийся Посольским Домом или Посольскими Хоромами. В это же время по берегу Большой Невы от места, где вход в залу Музеума, до угла Корпусной Полиции и за оный, до 3-й Мушкетерской роты, начато строение каменного дома, а подле оного, между Манежем и Лазаретным флигелем, где ныне забор, заложена деревянная церковь во Имя Воскресения Христова. То ж и другая окончены в 1713 году, и церковь освящена в день именин князя Меньшикова 23 ноября в присутствии Царя и Царицы, иностранных посланников и многих знатнейших фамилий. Вечером весь дом был иллюминирован, и пред оным сожжен большой фейерверк.

В то время и до самого падения Князя Меньшикова, парадный ход был с Невы, под большим балконом, принадлежащим ныне к церкви. Сия последняя служила тогда бальною залою; на месте иконостаса была доверху стена, отделявшая залу от парадной приемной; угловая комната, где ныне собирается Совет, по убранству своему, сохраненному до сего времени, называлась Ореховою; следующая за нею была спальнею князя; находящаяся между оною и входом в отделение Музеума большею прихожею, а перед нею, смежная с сенями  -  Конторою. Прочие, соседние с сими покои занимала сестра княгини Меньшиковой Варвара Михайловна Арсеньева, отчего оные и назывались: Варвариною половиною. На верху, где помещается Архив, были детские. Весь ряд сих комнат украшался по потолку и стенам небольшими белыми изразцами с изображениями синего цвета; еще и теперь несколько комнат сохранили сей убор тогдашнего времени.

В покоях, по другую сторону большой залы, жила супруга князя Меньшикова. Оные соединялись длинным узким переходом,  в последствии разгороженным для Офицерских квартир,  с угловыми комнатами, выходящими на Неву и Румянцевскую площадь, в которых в последствии жил Император Петр II. Остальную часть дома занимали служители Князя.

Церковь была крыта железом и имела купол и колокольню с шпицем, обитым белою жестью и с четырьмя курантами.

 

В 1727 году по падении князя Меньшикова дом его поступил но владение вице-канцлера Графа Остермана, который однако в нем не жил, и при отдаче оного под Кадетский Корпус, получил в замен большой участок земли, на Адмиралтейской стороне, по набережной Большой Невы.

В 1750 году церковь по совершенной ветхости перенесена в Посольский дом, который в 1758 году был перестроен по прежнему плану; но в последние годы Царствования Императрицы Елисаветы Петровны, сломан.

 

Еще в 1726 году князь Меньшиков, желая дать набережному фасаду своего дома вид симметрический, начал строишь по другую сторону оного, к нынешнему Исаакиевскому мосту, каменный двухэтажный флигель, где помещается Кадетский лазарет, но успел вывести только фундамент, длиною в 25 сажен. После его строение сие продолжалось на счет Коллегии Иностранных Дел и окончено к 1731 году. В сей промежуток времени, Император Петр II повелел построишь между садом и Коллегиями каменные конюшни для верховых лошадей, достроенные уже при Императрице Анне Иоанновне и в последствии обращенные в прачечное отделение Первого Кадетского Корпуса.

 

В течение первых десяти лет по учреждении Корпуса и еще пред тем часть места, принадлежавшего князю Меньшикову около Малой Невы была уступлена частным людям, построившим там свои дома. В Царствование Императрицы Елисаветы Петровны, когда Корпусное строение сделалось тесным для помещения, некоторые из сих домов куплены, в том числе занимаемые ныне Дежурством Главного Директора Пажеского и Кадетских Корпусов и Корпусного аптекою.

При сей же Государыне в 1744 году последовало перенесение в большой зал церкви, которая освящена в присутствии Императрицы, Великого князя и множества знатных особ.

В 1745 по тесноте Лютеранской церкви, находившейся с 20 декабря 1732 года в одной из комнат Корпусного дома, оная переведена в особый флигель, поныне ею занимаемый.

В 1759 году окончено строение Типографии и Манежа.

 

В Царствование Императрицы Екатерины II церковь переделана, увеличена и освящена во Имя Рождества Иоанна Предтечи. Куплено несколько частных домов по Кадетской линии и выстроен каменный корпус, идущий от бывшего дома князя Меньшикова до Большого проспекта; построены классы; дом, где помещалось Малолетнее отделение; каменная стена около сада и таковой же корпус, где помещается Музеум. По повелению сей же Государыни, устроена подобная комната для кадет Католического исповедания.

 

В сем кратком обозрении показаны только главные перемены и приращения, последовавшие в Доме 1-го Кадетского Корпуса. Тесные пределы сего описания и самый недостаток в материалах, коих большое количество утратилось во время пожара, бывшего в ночи с 27 на 28 февраля 1770 года, заставляют ограничишься сообщаемыми здесь сведениями.

 

Кроме описанного строения, к 1-му Кадетскому Корпусу принадлежит большой каменный дом, где помещаются Учителя. Оный находится на берегу Невы между Манежем и Коллегиями, и, судя по Архитектуре, построен в первые годы существования города; но когда и для кого, о том не имеется сведений.

 

 

 

IX. УКАЗ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СЕНАТУ ОБ УЧРЕЖДЕНИИ КАДЕТСКАГО КОРПУСА.

 

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ

МЫ АННА, ИМПЕРАТРИЦА и САМОДЕРЖИЦА ВСЕРОССИЙСКАЯ,

и прочая, и прочая, и прочая.

 

Хотя вечнодосшойныя памяти Дядя Наш, Государь Петр Великий Император, неусыпными Своими трудами Воинское дело в такое уже совершенное состояние привел, что оружие Российское действия свои всему Свету храбростию и искуством показало, а для произвождения определено было указом Его Величества, все младое Шляхетство в Гвардию с начала писать, и тем путем, яко школою, далее дослуживаться; також и в гражданских и политических делах не меньше старания прилагать изволил посылкою для обучения в чужие краи, и потом в Государстве указом определил, во всех Коллегиях из Шляхетства быть Коллегия Юнкерам, дабы из них, по примеру других Европейских Государств, чрез Секретарство до высших градусов происходить могли, и напоследок Академию Наук учредил. А понеже Воинское дело поныне еще в настоящем добром порядке содержится, однако ж, дабы такое славное и Государству зело потребное дело наивяще в искустве производилось, весьма нужно, дабы Шляхетство от младых лет к тому в теории обучены, а потом и в практику годны были; того ради указали Мы: учредить Корпус кадетов, состоящий из 200 человек Шляхетских детей, от тринадцати до осмнадцати лет, как Российских, так и Эстляндских и Лифляндских Провинций, которых обучать Арифметике, Геометрии, Рисованию, Фортификации, Артиллерии, Шпажному действу, на лошадях ездить и прочим к Воинскому искуству потребным наукам. А понеже не каждаго человека природа к одному воинскому склонна, також и в Государстве не меньше нужно политическое и гражданское обучение: того ради иметь при том Учителей чужестранных языков, Истории, Географии, Юриспруденции, танцованию, музыки и прочих полезных наук, дабы видя природную склонность, по тому б и к учению определять. И на содержание того Корпуса и Учителей и прочих расходов определяем сумму 30,000 рублей, и повелеваем Нашему Сенату по сему учинить учреждение, каким порядком содержать и обучать, також и Штат как Офицерам, Учителям и прочим притом служителям определя, из вышеписанной суммы по достоинству жалованье и к тому способный дом приискать, и Нам о всем том немедленно донесть; для известия всему Шляхетству, сей Наш указ публиковать, дабы желающие явились в Сенате.

На подлинном Собственною ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:

АННА.

Подлинный печатан в Москве, при Сенате, Июля 29 дня 1731 года.

 

 

X. УКАЗ О ПОРУЧЕНИИ Сухопутного КАДЕТСКАГО КОРПУСА ГЕНЕРАЛ - ПОРУЧИКУ  ШУВАЛОВУ.

 

Указ Нашему Шляхетному Кадетскому Корпусу.

 

Командировать оным Корпусом почитали Мы всегда за особливое Себе удовольствие, и прилагали собственные Наши труды и старания, дабы оный умножен и ко всем генерально в лучшее состояние приведен был, тем охотнее, что Мы ведали важную для Государства пользу от сего учреждения, и с приятностию усматривали, что не тщетны были Наши попечения на служащих и обучающееся в оном Корпусе благородное юношество, по мере Нашего к оному призрения всегда большее оказывало усердие и прилежание, и милость Нашу заслуживать и к службе Отечества быть способными, а к получению отправления важных Государственных должностей и чинов достойными себя учинить.

Теперь, когда сей Корпус приведен уже в толь изрядное состояние и публикованным от 18-го числа минувшаго Февраля сего года милостивым Нашим о преимуществах Дворянства Указом таковым сделан, что для Дворянства будет служить руководством к их благополучию, а для Государства источником к получению искусных и достойных людей, признаваем Мы охотно, что ныне с гораздо большим еще удовольствием продолжали б Мы командовать сим Корпусом и никаких для того трудов не пожалели б; но понеже, при великом множестве других важных управлении и Государственных попечений, не всегда может доставать Нам столько времени, сколько требует нежное воспитание благороднаго юношества и сопряженные с тем многия распоряжения; то Мы избрали Наше при Шляхетном Кадетском Корпусе место заступить, Нашего Генерала Поручика и Действительнаго Камергера Шувалова, тем паче, что Мы известны о усердии его к службе и к тому способности, твердо уверены, что он отеческия Наши о Государственной пользе и о воспитании благороднаго юношества намерения достаточно исполнит и нелицемерным будет Нам предстателем за достойных сынов Отечества и несумненно ожидаем, что Шляхетный Кадетский Корпус сие новое определение признает за новый опыт Нашего непременнаго к оному благоволения и призрения, и потому умножая ревность и усердие к Нашей и Отечества службе, учинить себя достойна продолжения милости, с которою Мы благосклонны пребываем.

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА

рукою написано:  П Е Т Р .

Марта 14 дня 1702 года.